К истокам

Архив за день 24 Ноябрь, 2009


Художник жжот, как сказать

Художник жжот, как сказать. Трэш добротный:

24 Ноябрь, 2009 | Комментарии к записи Художник жжот, как сказать отключены

В 2008 году я начал писать книгу «Плотина»

Друзья, я очень долго думал, писать ли об этом, делать ли известным общественности свой проект. В итоге решил раскрыть карты. 14 января 2008 года в 23:01 я набрал первый символ будущей книги под названием «Плотина». Это апокалиптическая история о заместителе мэра Абакана Владимире Малинове, который старается выжить после катастрофы и разгадать тайну произошедшего.

Одно из центровых событий моего произведения — катастрофа на СШ ГЭС. Собственно, нетрудно догадаться из названия. Согласно сюжету, события развивались летом 2009 года. То есть я за полтора года предсказал катастрофу. Более того, параллельно с книгой я вёл дневник «пейсателя». И перед началом работ я написал в нём такое сообщение:

«9 января 2008 года, мне 23 года 1 месяц и 13 дней (уточнить) ночью мне появляется знамение — к концу этого года я обязательно должен написать книгу. Это было одно из тех видений, откровений, сигналов (называйте это как хотите — а я называю это сообщением Вселенской Энергии), которое я никак не мог игнорировать. Так вот, сообщение. Я должен обязательно написать книгу».

Вы понимаете, да? Мне было ниспослано очередное знамение. Меньше всего я хотел спекулировать на уже случившейся трагедии, но теперь совершенно очевидно — я должен был написать книгу, выпустить её, и тогда бы катастрофы удалось избежать. Именно через неё, а не через агрегаты машинного отделения выплеснулся бы весь негатив и страхи, что существовали у людей перед плотиной.

Но, к сожалению, не срослось, начал резво, буквально за две недели написал примерно одну шестую часть «Плотины». Особенно продуктивно работалось, когда меня сразил ОРВИ, и я отсиживался дома. В итоге написано 67947 символов, 19 страниц А4 12-м шрифтом сплошного текста. После прочтения нижеследующего отрывка, выскажитесь — хотели бы вы познакомиться с другими отрывками из моего произведения? Возможно, стоит так и выкладывать, только по порядку, готовыми текстами с самого начала? И, вообще, насколько корректным вам кажется обращение к этой теме сейчас?

Выкладываю отрывок:

— Ну что ж, господа, вынужден начать внеочередное совещание. Боюсь, известия у меня не очень хорошие, вернее даже сказать, совсем неприятные — с этих слов Владимир начал встречу. Дмитрий перестал кадрить Викторию, которая в ответ на его пошлые шуточки отвечала вежливыми улыбками и подкалывала Нехаева в ответ. Дарья Николаевна начала лупить глазами на Владимира сквозь оправу дешёвых и старых очков, одна лишь Ольга Петровна оставалась невозмутимой.

Под раскрытые рты, не давая возможности себя перебить, Владимир коротко рассказал суть того, что было написано в брошюре, и раздал всем расписки. Пока экономисты выводили слегка дрожащими руками именные закорючки, начальник отдела сверлил взглядом на подчинённых.

Владимир представил, как Дарья Николаевна сегодня вечером будет на семейном совете делиться совершенно секретными сведениями со своими дочерями, как бы невольно рассказывать соседкам за чаем о грядущей катастрофе и продумывать план срочного переезда.

Вика, Викуся, растеряет свой профессионализм и под текилу в клубе проговорится подружкам об адской плотине, вкладывая свои пять копеек в копилку неуверенности и страха абаканцев перед огромной волной.

Дмитрий помолчит несколько дней, а затем всё поведает жене, отмахнувшись: «Всё ерунда! Это же во времена СССР строили, на века, врут журналюги!». Супруга, привыкшая к вечерним сказкам, не поверит Нехаеву и заподозрит, что он готовит почву для новых объяснений своего вечернего отсутствия: «Вызвали на совещание, связанное с плотиной, дорогая!», «Любимая, у нас учения по выживанию во время наводнений, когда освобожусь — не знаю».

Пожалуй, только Ольга Петровна, растящая сына в одиночку, ничего не расскажет своему ребёнку, чтобы не мотать ему лишний раз нервы. А трепаться попусту с подругами она не любила.
Собрав у ошарашенных сотрудников подписанные бумаги, Владимир напомнил о том, что их беседа представляет собой тайну, которую раскрывать крайне нежелательно. Убедившись, что до каждого из сотрудников это, по крайней мере, по внешним признакам, дошло, начальник отдела вышел из кабинета. Владимир понимал, что работа отдела до конца рабочего дня парализована, но и у самого него было нетрудоспособное состояние. Наверняка это понимал и мэр — не случайна же его просьба о прогулке. Захотел пройтись, успокоить заместителя и развеяться сам. Возможно, вот так запросто выйти «в народ» уже больше и не удастся.

Владимир с нетерпением ждал 5 часов вечера — он надеялся, что босс сообщит ему нечто потаённое, передаст сакральные знания, станет магистром для него, верного падавана.

24 Ноябрь, 2009 | 30 комментариев »


Некие фростерианцы сочинили и записали про меня песню под названием "Научи-ка нас пиару, мы хотим тебя, сучара!" Композиция вызвала бурный восторг в местном сетевом сообществе.
Foster