К истокам

Михаил Верхотуров: «К счастью, у нас есть Путин». Интервью газете «Шанс»

Я же тут ещё интервью газете «Шанс» дал. Чигарских подготовил огненные вопросы. Жаль, что полная версия не вошла в еженедельник.

Михаил Верхотуров: «К счастью, у нас есть Путин»

Бывший PR-щик «Единой России» – о ситуации в партии, президенте и имидже губернатора Хакасии.

Михаил Верхотуров - интервью газете "Шанс"

В 17 лет хакасский блогер Михаил Верхотуров начал зарабатывать на PR-кампаниях: помогал корпорациям воевать с конкурентами, а себя называл «медиаархангелом». В 31 Михаил стал настолько крутым, что его позвали руководить пропагандой в местном отделении «Единой России». После первых крупных выборов Верхотуров оставил должность, но остался верен идеалам «путинизма» и «ЕдРо». Он рассказал «ШАНСУ» о том, почему термин «Единая Россия» стал ругательством, а PR-щики главы Хакасии совершают ошибки.

«Смешно, да»

– Почему термин «Единая Россия» превратился в ругательство, с твоей точки зрения?

– Потому что у нас в стране воцарилась реальная свобода слова, та самая вседозволенность. У нас сейчас кто угодно может написать практически какой угодно комментарий, и ему за это ничего не будет. Показательные процессы, которые нужны, не в счет. Чем дальше гайки будут расслаблены, тем больше будет в стране на политическом поле преобладать атмосфера ненависти. Я, кстати, последовательный сторонник закручивания гаек. При условно закрученных гайках до конца нулевых у нас почему-то и политическая дискуссия была, и грань разумности и воспитанности оппозиция не переходила. А потом пошло-поехало… У нас теперь сочетание «жулики и воры» с различными вариациями является главными тезисами «программы» того же Навального. Это же смешно! На кого еще нападать в таких условиях, как не на главную партию страны? Тем более, когда в ней состоят многие, в том числе и те, кто совершает серьезные правонарушения. А обсуждать это можно бесконечно, проецируя на всю организацию в целом, в том числе с использованием «ругательств».

– Как, по-твоему, надо наказывать тех, кто ругает «Единую Россию»? Статья в УК РФ?

– Смешно, да. Я, конечно, за закручивание гаек, но не до такой степени. Да и вообще, толерантнее к другой политической позиции людей, чем в «ЕР», вы не найдете. Это отчего-то оппозиция все грезит расстрелами, люстрациями и массовыми посадками, когда придет к власти. Вот лично я против этого. Оппоненты партии власти много лет пугали «вторым 37-м годом», который вот-вот якобы наступит (эту песню я слышу уже 10 лет), а чего-то все никак не наступает. Стало больше порядка – это да, но ведь стало и больше возможностей для высказывания своего мнения, разве нет?

– Сколько платят главе агитпропа «Единой России» в Хакасии?

– Лакомая тема для многих. Не ищите там больших денег. Остальное разглашать будет некрасиво и некорректно для нынешних ответственных за PR в «ЕР».

– Вот реальная ситуация: сразу два члена политсовета ХРО «Единой России» оказались под следствием – Смольников и Бызов. Что делать в этой ситуации PR-щику партии, которая всем пытается доказать, что она не партия «жуликов и воров»?

– Работать, что же еще. С учетом описанных событий – с еще большими «нервяками» и с меньшим уровнем доверия со стороны населения, пытаться вернуть доверие.

«Путин-то при чем?»

– Если по-честному, Навальный убрал Медведева?

– Медведев вроде на месте.

– Но он отменил поездку по регионам из-за фильма «Он вам не Димон», да и вообще теперь он политик чисто номинальный. Понятно же, что если бы Навального пустили на выборы, он бы мог составить реальную конкуренцию.

– Это гипотетическая ситуация. Да и вообще, к счастью, у нас есть Путин.

– Что ты скажешь Путину, когда увидишь его?

– А я его уже видел в полутора метрах от себя, сразу после аварии на СШ ГЭС. Колоссальное чувство, конечно. Но пообщаться, по понятным причинам, не получилось бы. Но если бы получилось, то для начала поблагодарил бы его, что поднял страну с колен. И попросил бы провернуть что-нибудь, что позволило бы существенно увеличить поступления в бюджет, как после введения НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых – «ШАНС»). Хочется, чтобы жители России не отказывали себе не только в основных потребительских потребностях, но были бы реально богаты и уважаемы в мире. Экономика – основа основ.

– Тебе не кажется, что Путин казался бы одним из лучших в истории России, если бы ушел в 2008 году? С ним бы не ассоциировались огромное количества г..на, например, война на Украине, в Сирии, авторитаризм, политузники, политубийства, узаконенная коррупция – короче, все, что мы видим сейчас?

– Война на Украине и в Сирии спровоцирована и, что еще важнее, организована Западом, Путин-то при чем? «Авторитаризм», который, на самом деле, – консерватизм во внутренней политике с большой примесью либерализма – как его можно в вину ставить в нашей стране? «Политические узники» и «политубийства» – здесь много частностей, и винить конкретно Путина в этом… Ну, давайте-давайте, только вспомним, что за «жесткач» творился до него. «Узаконенная коррупция» – это ты о масштабной антикоррупционной кампании, которая идет в стране уже много лет? Сменятся поколения, и благодаря этой кампании уже будут знать, что воровать нельзя – вот тогда оценишь эффект. Так что в 2008 году ему нельзя было уходить из политики. Да и сил порулить ему, судя по всему, еще хватит на ближайшие семь лет.

«Вопрос ощущений»

– В 2016 году, имея в активе тонны административного ресурса, Надежда Максимова чуть не проиграла коммунисту Семенову на выборах в Государственную Думу. Ты не считаешь это если не провалом, то неудачей?

– Во-первых, в 2016 году Максимова выиграла. Победила партия, победил наш кандидат на главу Усть-Абаканского района Егорова, наши кандидаты-одномандатники Векшин и Толстихин. О какой неудаче можно говорить? Вы не забывайте, что у такой победы с минимальным отрывом есть пять главных факторов: фактор землячества (несмотря на то, что Семенов тоже неместный, он проработал здесь уже очень долго со своим автохозяйством), фактор пола (мужчины в политике в глазах избирателей предпочтительнее женщин, да не обвинят меня в сексизме, я к женщинам в политике нормально отношусь), фактор возраста, фактор пиковой кризисной ситуации в стране, фактор определенной усталости от партии, который неизбежно появляется к партии-лидеру. И вот, несмотря на все эти факторы, одержана победа.

– Сейчас уже понятно, кто может побороться с Зиминым на выборах в 2018 году?

– Сейчас еще говорить преждевременно. Ищите кандидатов в старых списках избирательных кампаний, а остальное будет вопросом договоренностей на высшем, федеральном уровне.

– Если выборы в регионе ничего не решают, зачем Зимин так старательно к ним готовится?

– Любому политику важно помнить о грядущих выборах желательно сразу же после успешного избрания, а не почивать на лаврах годами. Желание сохранить власть и иметь хороший имидж при верно выбранном направлении в своей трудовой деятельности – работе на благо жителей республики, сыграет добрую службу во время непосредственной избирательной кампании.

– Можно ли вообще улучшить имидж главы Хакасии, когда сам глава называет другие регионы «колхозом», половина бывшего правительства сидит под судом, а бюджет целиком в долгах?

– Можно. К примеру, выбранное направление по соцсетям – правильное. В процессе реализации PR-щики периодически наступают на грабли, на которые можно было бы и не наступать, но, в целом, вся эта открытость дает больше плюсов, чем минусов.

– На какие грабли?

– Ну, например, к исходу первого часа «Прямой линии» c главой Хакасии в онлайне в YouTube ее смотрели слегка за 200 человек. Это с учетом PR через ТВ, газеты, соцсети, якобы топовых блогеров, какие-то проморолики снимали. Даже оппозиционные издания ссылку давали. Что имеем в результате? Цифры, которые уже не исправить. В начале третьего часа трансляция вообще прервалась и возникла «заглушка» с «техническим перерывом». О предполагаемых техническо-технологических проблемах надо было изначально подумать. Блогеры, которые пиарили эту линию, как видим, никакими лидерами общественного мнения не являются, подписчики у многих тупо накручены, а их и без того не слишком большой реальной аудитории, вся эта политота неинтересна. Для решения задачи там не ролики нужны были в духе: «Хэй, задай #ВопросЗимину, потому что это круто!» – а технологии и стратегия.

– Тебе не кажется, что «Прямая линия» Зимина – вообще ошибка? Ведь, да, Путин на своей «Прямой линии» может промямлить что-то про пенсии, но выглядит красавчиком, говоря о внешней политике. У Зимина внешней политики нет, и не может показать себя с выгодной стороны.

– У Зимина в этом плане свои козыри есть: рассказы из детства, дружба с Шойгу, встречи с Путиным и так далее. И я уверен, многим жителям эта «Прямая линия» позволит решить как наболевшие личные проблемы, так и общественные (асфальтирование дорог, освещение и т.д.). Иначе все это не имеет смысла, поскольку вызовет сумасшедший обратный эффект. Да и визуально, чисто по картинке, «Прямая линия» получилась приятной глазу. Но, опять же, зачем им (министрам и главам муниципалитетов, присутствовавшим в зале во время «Прямой линии») надели одинаковые крупные значки с гербом республики? Выглядело очень странно. Такие мелочи и порождают вопросы о неких глобальных ошибках.

– Почему складывается ощущение, что у власти в Хакасии стоит мафия?

– Вопрос ощущений. Метафизика. У каждого свое ощущение складывается.


Понедельник, 14 Август, 2017, 20:20
Рубрики: PR, Абакан, Антиреклама, Блоги и дневнички, Большой рунет, Дневник Фостера, Интернет, Местная политика, Местные скандалы, Мои фотографии, Обо мне пишут, Общество, Пишут нейтральное, Пишут хорошее, Политика, Работа, Реклама, Россия, Селфпиар, Скандалы, Фотографии, Фотографии меня, Хакасия, Хакаснет, Я
Вы можете оставить комментарий или трекбек со своего сайта.

Оставить комментарий





(не будет опубликован)





Мой идеологический враг, корреспондент Радио "Абакан" Яна Метельская, после убийства журналистки Политковской написала в своем корпоративном блоге заметку. В ней она призналась, что лижет задницу своему патрону и считает своих слушателей за убогих людишек. Я считаю, что за такое чудовищное нарушение корпоративной этики, да и просто этики, надо гнать в шею сразу же, но мэр Абакана Николай Булакин, похоже, придерживается другой точки зрения.
Foster



Современная Хакасия